Версия для слабовидящих
Знамя Труда - Газета муниципального района «Прилузский»
21 мар 2019 г. Газета муниципального района «Прилузский» Издается с февраля 1931 года
Главная Образование В любом из нас всегда живет учитель и учит честно и красиво жить
окт4

В любом из нас всегда живет учитель и учит честно и красиво жить

В любом из нас всегда живет учитель и учит честно и красиво жить

Я родилась в ноябре 1956 года в селе Лойма. Если точнее, и цитировать по Свидетельству о рождении, то «в колхозе им. Н.С.Хрущева», - так называлась в те времена деревня Галактионовская. Родители мои относились к сельской интеллигенции, уважаемой на селе. Этот факт был определенным сдерживающим фактором проявления озорства в детстве. Был страх, что родители (но не я!) могут быть осуждены общественным мнением. Хотя безобразий и шалостей, которыми руководила я - хватало.
 

В деревне не было детского сада, детвора была предоставлена сама себе, да изредка надзору бабушек и дедушек.
 

В шесть лет я пошла в школу и была самая младшая в классе. Класс у нас был очень большой, наверное, самый большой за всю историю Галактионовской начальной школы - 16 человек. Вот они, мои одноклассники: Володя Безносиков, Ваня Чужмаров, Володя Лобанов, Павел Лобанов, Коля Жебов, Коля Савинов, Катя Макаровская, Таня Ник. Макаровская, Таня Влад. Макаровская, Люба Карманова, Таня Чужмарова, Катя Куликова, Галя Бородкина, Катя Жебова, Рая Яйцева, Люба Чаркова – это я.
 

У нас была замечательная учительница - Людмила Федоровна Карманова, строгая и требовательная, приучавшая нас к ответственности за свои поступки, к честности. Вообще, в начальной школе существовал авторитаризм в хорошем смысле слова - авторитет учителя был для нас непререкаем. В школе было всего две учительницы - Лидия Михайловна Макаровская и Людмила Федоровна Карманова, каждая из них вела одновременно по два класса. Они сумели объединить нас в единую семью с общими школьными заботами и праздниками, где все воспитывались в строгости и взаимоуважении. Учителя чутко прислушивались к детской инициативе и поощряли ее. Именно начальная школа (и семья, конечно) дала нам первую возможность сказать или сделать что-то свое, не похожее на других.
 

Еще один эпизод из детской жизни. Детсад в Галактионовской все же открыли, но это произошло после того, как мы закончили первый класс. Одним прекрасным утром летом 1963 года бригадир Николай Сергеевич Иевлев зашел к нам и сказал, что сегодня начинает работать детсад. Искушение побывать в нем заставило меня закатить дома небольшой скандал, да и Николай Сергеевич призвал родителей к тому, чтобы они отпустили меня. Он опасался, что придет мало детей в первый день. Так что я отправилась в детсад не имея на то возрастных прав. Но я такая оказалась не одна. Половина моих одноклассников уже приветствовала меня с полатей в старом доме одинокой пожилой женщины Веры Александровны Макаровской, которая полдома - пятистенок - уступила под детсад. Там было много необычного. Прежде всего то, что нас всех собрали вместе на целый день и кормили - уже не помню чем, но помню первые игрушки: там были пластмассовые сборные из четырёх частей «бочки» зеленого цвета, видимо, какое-то подобие пирамидки; было много цветных карандашей, которые дома почему-то все время терялись. «Воспитывала» нас Лидия Афанасьевна Савинова - замечательный педагог: авторитетный и требовательный. Руководила детсадовским хозяйством и заботилась обо всем Лидия Николаевна Яборова. Им во всем помогала «бабушка» Вера. Ко всем осталось чувство глубокой благодарности. Осенью детсадовская жизнь закончилась, и мы пошли уже во второй класс.
 

После окончания начальной школы в пятый класс ходили за пять километров в Лоемскую среднюю школу. Для таких как я - маленьких ростом и худеньких десятилетних детей - это было довольно утомительно: пешком, осенью и весной по грязи добраться с тяжелым портфелем до школы. Помню однажды я не могла вытащить из грязи сапог, сама с трудом выбралась на обочину, а новый сапог «сидел» и блестел в колее. Около часа пришлось поджидать помощь - вытащила его мне «тетя Нина школьная» - Нина Ивановна Карманова, которая шла из центра домой. Это уже в последних классах нас стал возить совхозный автобус или «городской».
 

Учиться в средней школе было интересно, там было много новых ребят из всех окрестных деревень. Те, кто жили далеко - в Корже, Лехте или Разгаре, жили в интернате: им было еще интересней.
 

С чувством особой признательности вспоминаю своих учителей. Только сейчас понимаю, каких им стоило усилий в условиях села, когда на них, помимо семьи, было хозяйство, огород, корова и т.д. - быть на профессиональной высоте. Прежде всего, меня покорил своей интеллигентностью (я думала, только мой папа такой) директор школы Михаил Григорьевич Безносиков. Мне так понравилась география, которую он преподавал, что мне даже после окончания школы выдали похвальную грамоту за успехи в изучении географии. (Еще геометрии и литературы). Удивительно доброй и терпеливой к нам была Нина Ивановна Шехонина, которой все-таки удалось в меня вдолбить, хоть и на экзамене, но на всю жизнь - чем отличаются совершенные глаголы от несовершенных. Вспоминаю настойчивость и профессионализм Анны Петровны Куликовой - учителя физики. Особенно близок ко всяким нашим молодежным затеям был наш физрук Иван Егорович Иевлев, который привил нам любовь к физической культуре - причем, не на словах, а на деле: я до сих пор занимаюсь бегом по весне и круглый год - гимнастикой. А мой школьный рекорд по прыжкам в длину до сих пор не побит. И фамилия моя гордо красуется и сегодня на стенде «Рекорды Лоемской средней школы».
 

У нас был прекрасный классный руководитель - Николай Иванович Макаровский - историком я стала не без его усилий. Кто дал мне больше всех? Да все! Усилиями всех были сформированы личности, утвердившиеся в жизни. Конечно, самые глубокие слова благодарности я сказала бы своей маме Марии Ивановне Чарковой, которая была самым требовательным ко мне педагогом, которая своей увлеченностью заставила меня полюбить русскую поэзию. Наверное, даже в самой безвыходной ситуации я буду читать стихи. Большую благодарность хотелось бы выразить Любови Васильевне Шехониной, заставившей меня поверить в то, что я смогу выучить английский язык. Я его выучила, даже лекции на английском читала в американском университете.
 

С благодарностью вспоминаю тех, кто учил нас недолго, но оставил в памяти заметный след: Любовь Ивановну Мошнину, Валентину Ивановну Латкину, Александру Ильиничну Лобанову, Лею Михайловну Вилежанинову и многих, многих других. Очень знающим предметником и большим юмористом был наш химик Валентин Иванович Помысов.
 

Все они - часть нашей биографии, нашей судьбы. И хотя мое поколение относят к поколению «застойного времени», многие из нас стали хорошими специалистами, профессионалами и вполне уважаемыми людьми. Почти половина одноклассников закончили институты, стали руководителями важных производственных участков. Каждые пять лет мы приезжаем в родную школу. И хотя уж стены не те, и родных лиц с каждым приездом все меньше и меньше, на миг мы становимся прежними мальчишками и девчонками, робеющими перед авторитетом школьных наставников.
 

Фото предоставлено автором. 

комментарии (0)