Версия для слабовидящих
Знамя Труда - Газета муниципального района «Прилузский»
19 сен 2019 г. Газета муниципального района «Прилузский» Издается с февраля 1931 года
Главная Страницы истории Невский "пятачок"
июн22

Невский "пятачок"

Память народная – это совсем даже не абстрактное понятие. Её составляет память каждого из нас. Вот и Сергей Иринеевич преисполнен благодарной памяти старшему поколению, выстрадавшему Великую Победу, а в их числе – отцу, который вернулся с фронта, и дяде Гавриле Ивановичу, сложившему голову в битве за счастье потомков.

Правда, сведения о погибшем остались куцые: «Шулепов Гаврил Иванович, уроженец с.Объячево, призван Прилузским РВК 15.07.41. Погиб 15.01.1942 г. в ходе оборонительных боёв. Захоронен в с.Дубровка Новгородской обл.». Такая запись осталась в «Книге памяти». Сергей Иринеевич решил отыскать место захоронения дяди. В 2010 году поиски навели его на Невскую Дубровку. Дело в том, что сёл с названием Дубровка немало: и в Ленинградской, и в Новгородской, и в ряде других областей. Причём, после войны территории Ленинградской и Новгородской областей изменили административные границы: что находилось в одной, перешло к другой и наоборот. Поэтому выбор пал на Невскую Дубровку, где находится большой мемориальный комплекс.

В 2011 году Сергей Иринеевич поехал в Санкт-Петербург. Перед поездкой предложил: давай, дескать, проведём акцию с возложением от имени Прилузского района венков и цветов к памятнику погибшим, тем более что с начала Великой Отечественной исполняется 70 лет. К сожалению, организовать такое официальное мероприятие не удалось: районной администрации то ли времени не хватило (туда мы обращались недели за полторы до поездки), то ли там не поверили в наше обещание провести прилюдное возложение.

Всё же Сергей Иринеевич возложил цветы и венок – и от себя, и от имени Объячева и района. По приезде рассказал, что, судя по высеченным на плитах фамилиям, под Невской Дубровкой погиб не один десяток уроженцев Прилузья.
Посёлок этот расположен на правом берегу Невы. С ним связана одна из ярчайших страниц истории Великой Отечественной войны – оборона легендарного Невского «пятачка», плацдарма, с которого переправлялись на левый берег советские части.

...Осенью 1941 года враг вышел на левый берег Невы. Казалось бы, ему оставалось совсем немного, чтобы полностью замкнуть кольцо блокады вокруг Ленинграда. Для этого надо было переправиться на правый берег и выйти на соединение с белофинскими войсками, наступавшими с севера. Но командование Ленинградского фронта приняло все меры, чтобы не допустить этого. 

К 5 сентября в районе Нев-ской Дубровки сосредоточилась 115-я стрелковая дивизия генерал-майора В.Ф.Конькова, который позже вспоминал: «Надо было в самые сжатые сроки создать на правом берегу прочную оборону, ни в коем случае не дать противнику возможности форсировать Неву с ходу... Вместе с этим мы сами готовились к возможному форсированию Невы для соединения с нашими войсками, наступавшими к Ленинграду от Волхова». 

В ночь на 19 сентября 1941 года по узкой тропинке незаметно для гитлеровцев воины 115-й стрелковой дивизии и 4-й морской бригады подошли к берегу и погрузились на маленькие шлюпки. Переправу провели скрытно. Не ожидавший нападения противник начал беспорядочную стрельбу, лишь когда наши солдаты вышли из лодок и бросились в атаку. Впереди шли бойцы батальона Василия Дубика. Батальон блестяще выполнил поставленную задачу, захватив на левом берегу чрезвычайно важный плацдарм. А подкрепления с Невской Дубровки продолжали поступать на «пятачок». 
Чтобы расширить плацдарм, Военный совет Ленинградского фронта 22 сентября 1941 года создал Невскую оперативную группу. С этого времени и до конца апреля 1942 года в районе Невской Дубровки действовали 115-я стрелковая дивизия, 1-я дивизия НКВД, 4-я бригада морской пехоты, 86-я стрелковая дивизия. Перебрасывались сюда для выполнения отдельных операций и другие соединения Ленинградского фронта.

В апреле 1942 года наши войска оставили «пятачок», а в сентябре также из Невской Дубровки вновь переправились на левый берег и овладели плацдармом. Он сыграл свою роль и во время боев по прорыву блокады Ленинграда. 

285 дней и ночей переправлялись от Невской Дубровки на перепаханный снарядами и минами клочок земли левого берега пехотинцы, моряки, саперы, танкисты и артиллеристы, переправлялись, чтобы ценою беспримерного героизма спасти Ленинград. 

На штабных картах плацдарм умещался под пятикопеечной монетой, он был 900 м в длину и 300 м в ширину. Среднее число погибших на «пятачке» от 300 тыс. человек: «Весь пропитанный кровью как плаха, имя он получил пятачок», – так описал его ленинградский поэт Л. Хаустов.

На невском «пятачке» воевал и Владимир Спиридонович Путин – отец Президента России. 17 ноября 1941 года под Невской Дубровкой при наступлении в составе 330-го стрелкового полка красноармеец В.С.Путин получил тяжёлое осколочное ранение, в результате чего стал инвалидом. В 1945 году Владимир Спиридонович за участие в боевых действиях по обороне Ленинграда был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени. Беспримерное мужество в боях демонстрировали и выпускники школы юнг, воевавшие в составе 4-ой бригады морской пехоты.

В мае 2013 года Сергей Иринеевич вновь побывал в Невской Дубровке. И на этот раз он возложил венок с траурной лентой, на которой надпись: «Вечная память павшим героям Невской Дубровки. От потомков Прилузья Республики Коми».

Константин СЕРДИТОВ.
Фото предоставлено
Сергеем ШУЛЕПОВЫМ. 

комментарии (3)
Вячеслав 08.01.2014 в 00:47

Был такой плацдарм Невский пятачок. Вокруг него нагорожено много вранья и довольно подлых мифов. Вот и размещаю тут некоторые материалы, может, кому и пригодится.

Сначала цитата: "В сентябре 1941 г. германская группа армий "Север" под командованием генерал-фельдмаршала Лееба отрезала Ленинград от остальной страны. Оставалась только Ладога - единственный водный путь из города на Большую землю и обратно. Началась невиданная по своей жестокости в истории человечества 900-дневная голодная блокада трехмиллионного мегаполиса....

Разорвать кольцо окружения и деблокировать город на Неве решено было на самом узком участке - шлиссельбургско-синявинском выступе, где гитлеровцы вбили клин десятикилометровой ширины между войсками двух фронтов - Ленинградского и Волховского. Этот выступ немцы назвали "фляшенхальс" - "бутылочное горло". Используя благоприятные для обороны условия местности, враг в кратчайшие сроки возвел три мощных оборонительных рубежа.

В ночь с 19 на 20 сентября батальон 4-й отдельной бригады морской пехоты, полк 115-й стрелковой дивизии и полк 1-й стрелковой дивизии НКВД из района Невской Дубровки на правом берегу Невы под ураганным огнем противника форсировали 600-метровую водную преграду и захватили вдоль левого берега реки у Московской Дубровки узкую полоску земли. Далее им продвинуться не удалось.

Таким образом, зацепившись за крутой и обрывистый берег высотой более 20 м, краснофлотцы и красноармейцы, неся большие потери, удерживали крохотный плацдарм, метко названный "Невским пятачком". Начались изнурительные бои. Они велись днем и ночью с невиданным ожесточением и упорством. Гитлеровцы бросали в атаки все новые подразделения. Не раз дело доходило до рукопашной. Немцы в буквальном смысле слова перепахивали снарядами и бомбами "пятачок", на котором не осталось ни деревца, ни кустика. Здесь царила страшная картина опустошения и смерти.

У нас же ощущался крайний недостаток в мощных средствах подавления противника, не хватало артиллерии, танков, авиации. Зато каждую ночь регулярно посылались на плацдарм людские подкрепления для восполнения урона. Раненых на правый берег не переправляли, они в муках истекали кровью. Да и вообще из прибывших на "пятачок" никто не возвращался обратно. Однако полуголодные, физически ослабленные, израненные защитники плацдарма сражались до конца с яростью обреченных, стояли насмерть. Впрочем, другого выхода у них и не было..."

Этот текст кочует из одного сайта в другой. Сейчас, пожалуй, и не понять - кто запустил. Равно постоянно заявляется, что только убитыми на пятачке потеряно 200000 наших сограждан. Писаки с более долбанутым мозгом заявляют о четверти миллиона убитых. Самые ошалелые - доводят цыфирь до 260000 убитых. Солонин залупил больше всех - заявил о 300000 погибших красноармейцев. Полно кстати и утверждений, что бои тут были никому не нужными. потери глупыми, героизм бесполезным и так далее...Толкуют, что солдат жил там 5 минут. некоторые пощедрее отводят бойцу больше - 52 часа попадалось...

Вот будьте любезны - свеженькая статья в 'Красной Звезде' Олега Починюка: ... 'Именно здесь расположен легендарный 'Невский 'пятачок': небольшой участок земли 900 метров в длину и 300 метров в ширину. На штабных картах фронтовой поры он умещался под пятикопеечной монетой. После того как 8 сентября 1941 года Ленинград оказался в кольце блокады, уже 19 сентября в районе Дубровки была предпринята первая попытка прорыва блокады. Десант под шквальным огнём сумел форсировать Неву и закрепиться на левом берегу. Невский пятачок известен как самое кровопролитное место боёв на Ленинградском фронте: по некоторым сведениям, на один квадратный метр земли здесь приходится 10 погибших. Ежедневно защитники плацдарма пятачка отражали по 12-16 атак противника. За сутки на них обрушивалось до 50 тысяч снарядов и авиабомб. Места переправы пополнения и доставки раненых на дубровском берегу менялись - всего их было восемь. Для сотен тысяч солдат и офицеров 600 метров водной переправы и оба берега стали братской могилой...'



Вот я и попробую разобраться с особо подлыми высказываниями.
1. Раненых на правый берег не переправляли, они в муках истекали кровью. Да и вообще из прибывших на "пятачок" никто не возвращался обратно.
2. Погибло на Невском пятачке 200000 - 300000 наших военнослужащих.
3. Жизнь солдата на Невском пятачке - от 5 минут до 52 часов.
4. Нафиг никому этот пятачок не был нужен, бездарное и тупое истребление наших людей - и все.
5. На один квадратный метр земли пятачка приходится по 5, 10, 17 убитых советских воинов.

В иллюстрации выложу найденные фото. Большую часть сделал патриарх нашей фотожурналистики Тарасевич Всеволод Сергеевич. Лихой был фоторепортер и ради удачного снимка не задумываясь рисковал жизнью. Так вот он несколько раз был на Невском пятачке - посылали туда в командировки. Фото хорошо показывают быт Невского пятачка - а там мясорубки страшных боев сменялись и затишьями.

Про свою первую командировку туда Тарасевич (а он был уже обстрелянным фотокором) вспоминает так:

"В ту ночь на "пятачок" прорывались несколько стрелковых полков и морская пехота. каждое место в шлюпках и на понтонах на строжайшем учете. и хотя у меня записка с требованием переправить - на нее просто плюют... Не до фотокорреспондентов. А кругом все кипит от взрывов и у всех одна мысль - форсировать Неву. Бросаюсь к одной шлюпке к другой - не берут. Каждая набита до предела, бортами уже воду черпают. В отчаянии прыгаю в одну из отходящих лодок. Под ногами обламывается береговой лед и я в чем был - в валенках и полушубке - оказываюсь по горло в воде, точнее в каше из битого льда. Втащили меня в лодку. С полушубка течет, а я холода не чувствую. Даже не помню, как очутился на "пятачке". Песчаный откос берега весь изрыт норами, они не очень глубокие, потому что замерзшую землю лопата плохо берет. Помню, забрался в одну из таких нор, прикрытую не то листом фанеры, не то железа. Утром оказалось - промерзшая плащ-палатка".

В ту командировку Тарасевич пробыл на плацдарме 3 дня. Гляньте сделанные им фото в иллюстрациях.

П.А. Иванов, фрезеровщик. Ефрейтор, артразведчик 284 стрелкового полка 86 стрелковой дивизии:

"Помню, погрузились мы и стали в сумерках переправляться на тот берег. Почти сразу же одна пушка батареи пошла ко дну - прямое попадание снаряда. Семь суток дрались на пятачке в районе Арбузова. Потом пришел приказ возвращаться на правый берег. Из ста пяти человек осталось только шестнадцать...
...И вот эти снимки Тарасевича хорошо передают, как мы жили. как воевали у Невской Дубровки. Все здесь точно, как было. Вот, например самовар. Откуда он взялся? Жители-то из этих мест все были эвакуированы. Кое-что закопали в землю. Снаряды все вывернули наизнанку, перекопали всю землю. Идешь - лежат кастрюли, тряпки...

Можно еще вспомнить папу В.В.Путина, который как раз отсюда был вынесен своим приятелем, был у папы Путина огнестрельный перелом ноги. Приятель к слову - тоже жив остался.

Ну и напоследок - очень рекомендую мемуары Голушко Иван Макарович 'Танки оживали вновь' http://lib.rus.ec/b/19566/read
Так вот Голушко И.М. как зампотех занимался еще более интересным делом - эвакуацией с плацдарма подбитых танков и доставкой туда отремонтированных. Интересные мемуары, особенно для тех, кому интересны разные технические нюансы танкоремонта того времени. Так вот смены танкистов для обеспечения боевого охранения при танках на Пятачке постоянно ходили на Пятачок и обратно, на правый берег, где базировались тылы танкового батальона.

Вывод 1. Полагаю, что уже этих примеров хватит, чтоб понять - болтовня о том, что все попавшие на пятачок погибли, никто не вернулся, и никого раненого не эвакуировали - наглая и порочащая наших воинов брехня. И раненых вытаскивали и переправляли и потрепанные части выводили, меняя новыми - короче, как и положено при захвате плацдарма.

Далее. Как получаются такие кругленькие цифры потерь, которые по отношению к советским войскам так любят применять наши естореги - 200000 убитых, 300000 убитых - я не знаю. По своему опыту замечу, что, скорее всего тут имеет место быть банальная брехня, круглые цифры потерь - сугубо пропаганда, никак не наука. Круглые цифры всегда говорят о некорректном подсчете и об округлении цыфирей до желаемого есторегу уровня. Свои источники, а также фамилии этих 'некоторых исследователей' тот же Солонин скромно умалчивает. После этого говорить о какой-либо научности и достоверности всей этой байды смешно. Ну а для тех, кто считает, что раз написано - значит правда - приведу пример такого 'исследования':

В году 365 дней. Калибр немецкой винтовки 7,92мм. Невский пятачок находился на Неве. Наших бойцов погибло на Невском пятачке 3 млн. Не считая командиров и политработников! Тех погибло еще 3 млн. Итого - 9 млн. погибших только на Невском пятачке. А еще 4 млн. утонуло в Неве во время переправы.

Получилось вполне себе в духе Солонина научное исследование. Можно теперь ссылаться и на меня.

А вот если серьезно посчитать возможные потери получается странное:

У Марченко собрано какие части воевали за Невский пятачок:

'Список частей и соединений воевавших на Невском пятачке( неполный) будет уточнятся. 86 СД, 115 СД, 1 СД НКВД, 265 СД, 20 СД НКВД, 168 СД, 177 СД, 70 СД, 11 ОСБР, 4 ОМСБР, 10 ОСБР, 1 УКП, 2 УКП, 3 УКП, 4 ИБ 5 ИБ ,21 ОИПБ 41 ОИПБ,42 ОИПБ, 52 ОИСБ, 54 ОИСБ, 106 ОИСБ, 325 ОИСБ'.

По весьма приблизительной прикидке - взяты полные штаты и добавлено щедрой рукой сверху у меня получилось, что всего это составляет 183000 человек. Повторю - считал грубо с походом, полагаю, что если посчитать скрупулезнее - выйдет сильно меньше. Части в основном были уже обстрелянными, штату сильно не соответствовали, были уже трепанными, город был в блокаде, доставить подкрепления было крайне непросто, так что думаю, что было меньше.

На пятачок подбрасывались и не зафиксированные в списках подкрепления, что увеличивает возможное число бывших на пятачке, с другой стороны тылы частей - в том числе и большая часть артиллерии - находились на правом берегу, то есть части не целиком переправлялись.

Теперь вопрос - как при участии всего 183000 возможных бойцов потерять 300000? Разве что если гнать толпами невесть откуда взявшихся красноармейцев. Но повторю - в блокадном городе выскребались последние ресурсы.

http://www.victory.mil.ru/lib/books/memo/popov/02.html

'Майор Киселев подробно рассказал мне о трудностях в формировании полка. Подразделения укомплектованы людьми на 30-40 процентов. Среди бойцов многие в армии никогда не служили (до войны не призывались, потому что работали в оборонной промышленности). Следовательно, обучать их приходится с азов, а времени - в обрез'.

http://beta.belostokskaya.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=229:4-&catid=49:2009-08-10-15-41-17&Itemid=70

Александр КОПАНЕВ, курсант ВММА
'С двадцать первого сентября 1941 года я уже не числился в списках личного состава ВММА.
Я возвращался из самоволки, и меня задержал армейский патруль. Меня доставили в городскую комендатуру, где после короткого объяснения с дежурным помощником коменданта, я был помещен в одну из камер гауптвахты. Там уже сидело человек двадцать задержанных военнослужащих. За ночь, проведенную в камере на нарах, я успел получить соответствующую 'юридическую консультацию'. У моряков-'самовольщиков' с гарнизонной гауптвахты было только два выхода. Первый - в суд военного трибунала, так как в военное время самовольная отлучка из части приравнивалась к дезертирству. Второй путь - это добровольная отправка в бригаду морской пехоты на фронт.
Утром во двор комендатуры вывели более сотни военнослужащих, задержанных комендантскими патрулями за минувшую ночь. Человек двадцать отвели в сторону. Все моряки. Под охраной главстаршины и трех краснофлотцев с винтовками нас погрузили в большую грузовую машину с брезентовым верхом. Мы тронулись в путь. В дороге были часов пять.
Во второй половине дня 22-го сентября 1941 года мы прибыли в поселок Невская Дубровка, расположенный на правом северном берегу реки Нева. Здесь находился штаб Невской оперативной группы (НОГ), тылы, резервы, инженерные, медицинские, зенитные и саперные части подразделений, ведущих боевые действия на 'Невском пятачке'.
Когда нашу группу из 18 человек привели в штаб НОГ, нас принял молодой капитан береговой службы, представившийся ПНШ 4-й МорБр. Лично побеседовал с каждым новичком. Нас покормили. С наступлением темноты, этот капитан с своим ординарцем повел нас к переправе. Нам объяснили, что на берегу и во время переправы запрещено курить, громко говорить, зажигать огонь и так далее.
Быстро и тихо на четырех лодках мы пересекли Неву. Переправлялись без оружия, сказали, что винтовки получим уже в своих ротах. Я переправлялся в одной лодке с капитаном, который приказал мне держаться его. Командовал переправой саперный капитан Михаил Федорович Иванов, о котором после на плацдарме ходили легенды. Иванов был символом 'пятачка' и проявлял со своими саперами чудеса героизма, обеспечивая бесперебойную переправу на лодках и плотах под постоянным немецким огнем. Всех раненых с плацдарма эвакуировали в наш тыл в любое время суток и в любых условиях. Я встречался с Ивановым после войны. На левом берегу реки нас встретили три краснофлотца из бригады, и согласно указаниям капитана - ПНШ, стали разводить вновь прибывших по подразделениям. Мне капитан сказал следовать за ним. Где ползком, где перебежками, а где и по свежевырытым ходам сообщения мы добрались до развалин каменного дома, под фундаментом которого в бывшем погребе был оборудован штаб бригады.
Помещение было перегорожено на несколько клетушек. Потолок был подперт несколькими деревянными столбами. Под ногами хлюпала гнилая болотная вода. В штабе находился начальник штаба и комиссар бригады, несколько командиров, телефонистов и связных. Капитан -ПНШ сказал начальнику штаба - ' Курсанта привел, хороший парень. Подойдет на место командира взвода разведки, прежнего командира еще вчера убило'. Начштаба с ним согласился.
В это время появился командир бригады полковник Ржанов (А.Копанев ошибается, считая Ржанова командиром 4-й МБ, но тут имеется несколько вариантов), которого я сразу узнал. Ему доложили о пополнении и обо мне. Полковник спросил, с какого я курса ВММА, как попал в бригаду и был ли в его курсантском батальоне. Я коротко и честно все рассказал. Ржанов согласился с моим назначением, пожал мне руку и пожелал успеха в службе. Так я стал исполняющим обязанности командира 1-го взвода отдельной разведроты бригады МП. Связной привел меня в 'блиндаж' командира разведроты. Ознакомившись с моей куцей биографией, ротный, старший лейтенант, посоветовал 'побыстрее вжиться во взвод', перенимать опыт у 'старичков' и готовиться к заданию. Старшина роты выдал мне вещевой мешок, котелок, флягу, автомат ППД с двумя полными дисками, пистолет с четырьмя обоймами, две гранаты РГД и две гранаты -'фенечки' Ф-1 и финский нож в кожаном чехле. Когда я закрепил на себе все это 'хозяйство', автомат зарядил диском и перебросил через плечо за спину, то сразу приобрел вид заправского вояки. В моем взводе был 19 человек. Тринадцать моряков из подразделений береговой обороны и шестеро с различных кораблей.'

То есть нормальная боевая ситуация. Никаких толп неведомого народа. Тылы и артиллерия - на правом берегу. И нет никаких данных за то, что погибло 300000 человек. Тем более научно обоснованных. Бои были жесточайшие? Безусловно. И по тысяче в день погибало. Только таких дней не набирается 300.
Потому оценка в 50000 безвозвратных потерь куда ближе к реальности, хотя и она очень приблизительна. Лично на мой взгляд и 50000 - чудовищно страшные потери. Но прикидывая по периодам активных боев (а в истории пятачка куда больше времени такой мясорубки не было, было и позиционное сидение), по размерам пятачка, учитывая, что не каждого убивает, раненых в боях больше, чем убитых и убыль в тысячу человек по статистике - четверть погибших, три четверти раненых - опять же никак не выводят к цыфири безвозврата не то, что в 300000, а и в 200000. При таком раскладе - а мы уже убедились, что раненых эвакуировали - получилось бы 600000 раненых. Откуда люди-то?

Как делаются расчеты безумных потерь РККА - наглядно показал булгаковед Соколов.
Цитирую разбор его методики: '...процент потерь комначсостава Соколов определил из ОДНОГО донесения ОДНОЙ стрелковой дивизии РККА за ТРИ ДНЯ тяжелейших боев, после чего приложил этот результат ко ВСЕЙ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ войны на ВСЕМ ПРОТЯЖЕНИИ советско-германского фронта ко ВСЕМ ДИВИЗИЯМ. Немудрено, что имя господина Соколова стараются не упоминать... а вот цифрами его охотно пользуются'.

Замечу также, что такой оригинальный расчет применяется ТОЛЬКО к РККА. Ни разу не видал, чтоб так оценивали немецкие потери. Там только строго из документально зафиксированных источников. И уже никаких 3000000000 с десятком нулей...

Нормальный, внятный расчет потерь обычно делается по результатам, например боевых донесений из частей, они достаточно точны, потому что скрывать свои потери нет резона - боевая задача нарежется по наличному составу, преувеличивать потери тоже нет резона - получишь по шапке за потери без выполнения задачи.

Вот пример нормального расчета:
http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2148&Itemid=29

'Синявинская наступательная операция 10.09.41-28.10.41 г. .
Состав: 54-я отдельная армия с 26.09.41 - Лен. фронта, Невская оперативная группа Лен. Фронта (Невский пятачок)
Всего личного состава: 71270 чел.
Безвозвратные потери: 22211 чел (31,1%)
Санитарные потери: 32768
Всего: 54979
Среднесуточные: 1122'


Вывод 2 Рассказы про 200000 - 300000 погибших на Невском пятачке мало того, что никак не подтверждаются архивными данными и научно не обоснованы, так даже и простой проверкой на уровне обычной человеческой логики выглядят идиотскими.


Также очень характерно для наших есторегов выдавать довольно впечатляющие данные типа 'жизнь советского солдата длилась в бою 6 минут, лейтенант-летчик жил в среднем 15 минут, а капитан - 22 минуты'. Не минула эта традиция и Невский пятачок.
Оценки разнятся от 5 минут до 52 часов.
Что можно сказать.
Только то, что статистически такие заявы никак не подтверждены ничем и являются не более чем эффектным, но пустым звуком. Особенно, когда берется история такого длительно существовавшего объекта, как Невский пятачок, где жесточайшие бои с колоссальными потерями сменялись достаточно спокойными периодами позиционной войны. Всплесков было несколько - при захвате и удержании пятачка с 20 сентября, при попытке прорвать блокаду 20 октября и 8 ноября. В апреле пятачок был немцами все же ликвидирован - пошел лед с Ладоги, что резко снизило возможность помощи плацдарму.
Через полгода - 26 сентября 1942 плацдарм был снова захвачен. Из-за неожиданно объявившейся под Ленинградом 11 армии Манштейна прорвать блокаду не удалось. Манштейну в свою очередь не удалось захватить свой плацдарм на противоположном пятачку береге и, пройдя вдоль Ладожского озера окончательно блокировать город сплошным кольцом. Дорога жизни по Ладоге продолжила работу. Манштейн провалил операцию. Город выстоял. Но в свете того, что Манштейн сорвал и прорыв блокады нашими войсками, острая надобность в пятачке пропала, да и силы совместно 18 и 11 немецких армий были слишком серьезны. Пятачок решили эвакуировать.

http://www.blockade.ru/press/?37

'В ночь на 6 октября по приказу советского командования Невский плацдарм был временно оставлен. Два дня на том берегу не было никого из наших бойцов. И удивительное дело: в течение двух суток, не снижая плотности огня, немцы усиленно долбили "гнойник дивизии", как они называли пятачок, снарядами и минами, ни разу не осмелившись его атаковать. Не обнаружило командование немецкой 170-й пехотной дивизии и повторного занятия пятачка сводной ротой из добровольцев 70-й стрелковой дивизии в ночь на 8 октября. 11 октября подразделения 46-й стрелковой дивизии сменили эту роту, и оставались на плацдарме до окончания его существования в феврале 1943 года. За это время они отразили до 300 атак противника'. (По другим сведениям сводная добровольческая рота - ее еще называют орденоносной - держала плацдарм 12 дней.)

(Что здесь на мой взгляд любопытно. Любопытно, во-первых, что немцам так был не нужен этот 'бесполезный кусок земли', что за неполных 4 месяца они его атаковали около 300 раз. Видно безразличие, если на других участках Ленфронта немецкие атаки были самое частое раз в неделю, а то и реже, а тут по три - четыре раза в день лезли. Во-вторых в своих мемуарах Манштейн описал потери советской стороны в этой операции как чудовищные - ну просто всех поубивали жидомонголов, потери у СА убитыми - боле 40 тысяч, ага, а свои - как незначительные - убитыми 5 тысяч, только вот беда - так колотили русских, что боеприпасы кончились и только по отсутствию боеприпасов наступление и сорвалось. Да, еще дороги распутица размыла, ага. Свои потери Манштейн как всегда не указал, дав, что забавно в своих мемориях потери не своей 11 армии, а 18, которая не слишком-то активничала. Но вот тут получается странное - Манштейн пишет, что людей-то не потерял, не было боеприпасов, ан на пятачок боеприпасы сыпались и сыпались - а вот людишек для атаки и занятия плацдарма было не собрать. Очень интересно. Также интересно и то, что количество атак немецких указано приблизительно. Полагаю, что это было связано с тем, что к 42-43 году артиллерия НОГ из-за реки уже серьезно поддерживала своих на плацдарме и немцам, вставая в атаку, тут же приходилось попадать под артобстрел, отчего ряд атак заканчивался практически не начавшись).

В прорыве блокады пятачок сыграл свою роль. Немцы были уверены, что именно отсюда будет вестись прорыв, это логично. Соответственно на отражение нашего наступления было направлено много сил - пехотным наполнением только передовой линии обороны два полка и плюс - ориентировка германской артиллерии именно на отражение атак отсюда. Естественно это сыграло свою роль - нашим атакующим здесь удалось продвинуться всего на 600 метров.
Именно поэтому немцы прошляпили прорыв их обороны в районе Марьино - там из-за стягивания сил к Невскому пятачку фронт был изрядно оголен, чем советские войска и не замедлили воспользоваться.

Теперь вопрос - как можно рассчитать сколько жил советский боец, если на пятачке побывало никак не меньше 150000 человек, да длилось это все около 400 дней. Да количество убитых и раненых неизвестно? Одни погибали еще не дойдя до Невы, другие гибли под огнем на переправе, третьи воевали месяцами, четвертые убывали через пару дней ранеными - то есть даже при первом приближении ясно, что задача статистического такого подсчета банально невыполнима.


Вывод 3 Жизнь солдата на Невском пятачке - от 5 минут до 52 часов - чушь. Красивый, но никак не подтвержденный перл журналистов.


Теперь самое сложное.
Как любят писать наши естореги - все, что делали наши военнослужащие - глупость, тупость и чушь свиная. Вот у немцев все как в аптеке, наши же - тупые уроды.
Ровно то же самое естореги пишут и про пятачок.

Вот Солонин отметился, цитирую:

'Осенью 1941 года после установления блокады Ленинграда в наших руках остался крохотный плацдарм... площадью 2 на 3 км. На 'Невском пятачке' можно было развернуть стрелковый батальон, от силы - полк... 'Невский пятачок' не мог иметь... никакой существенной роли при прорыве блокады... Тем не менее этот 'плацдарм' приказано было удержать. Любой ценой. Его и удерживали. 400 дней подряд. Немецкая артиллерия простреливала каждый метр этой огромной братской могилы. Общее количество истребленных (этим эпитетом Солонин закладывает в подсознание читателей намёк на то, что вина за 'истребление' - не на немцах, а на Сталине. - С.К.) на этом проклятом месте солдат оценивается разными исследователями в 200-300 тыс. человек. Для справки: за первые шесть месяцев войны (к 31 декабря 1941 г.) вермахт потерял на Восточном фронте убитыми и пропавшими без вести 209 595 солдат и офицеров 74. С. 97; 12, с. 161...'

Уже сразу видно вранье - плацдарм не оставался в руках, и уж тем более солонинских. Плацдарм был захвачен. Судя по Солонину - не пойми зачем. Удерживали тоже не пойми зачем. Солонин - известный военачальник, все знает досконально.
И обратите внимание на маркер - презрительное отношение к нашим - потери то ли 200000, то ли 300000 и чуткое любовное отношение к немецким потерям - 209595. То есть ни на одного человечка не округлить, когда речь идет о погибших врагах и щедро валить кулем - когда о наших убитых. При этом после работы комиссии Кривошеева данные по потерям РККА куда достовернее, чем вермахтовские - много у немцев всяких уловок было для жонглирования цифрами потерь.

Давайте разбираться.

Что такое плацдарм? В переводе с французского - место для армии.
'Также плацдармом называют участок местности, которым овладели наступающие войска при форсировании водной преграды или удерживаемый отступающими войсками на её противоположном берегу.
Тактические плацдармы захватываются обычно с ходу передовыми отрядами, авангардами или подразделениями первого эшелона, а затем расширяются в оперативные силами вводимых в бой вторых эшелонов и резервов. Наличие крупных плацдармов обеспечивает сосредоточение на них мощной группировки войск для проведения наступательных операций в благоприятных условиях без необходимости форсировать реки.'

Надобность плацдарма ясная - одно дело переправляться, имея в руках только легкое стрелковое оружие, карабкаться на высокий берег, откуда тебя поливают из всех видов оружия со всех сторон и выковыривать противника из окопов. Другое дело, когда тот берег уже свой, лупить по переправе (а с налаженной переправой жизнь куда веселее) уже нельзя из всего чего угодно, противник отодвинут хоть и на пару километров - но это очень сильно сказывается и на точности и мощи его огня и на то, кто может стрелять с такой дистанции. А благодаря этому уже и танки можно переправить и артиллерию и харчи с боеприпасами возить и пополнения и ранение не так страшно - увезут и вылечат.

То есть плацдарм - вещь полезная, особенно если собираешься с него наступать. Наши, имея на руках умирающее от голода население Ленинграда, понимали, что единственный способ спасти город - проломить кольцо блокады и наладить снабжение. Кстати в одно и то же время ровно так же немцы пытались свой плацдарм, аналогичный нашему Невскому пятачку, расширить - под Киришами для того, чтобы совместно с финнами сделать блокаду сплошной. Про идиотизм немцев, которым зачем-то понадобилось корячиться на своем плацдарме в Киришах до 1943 года никто не вспоминает, не расписывает дурь германского командования и бессмысленные потери бедных немцев.

Вот про Киришский плацдарм: http://www.gorod-kirishi.ru/news/main/2010_06_20

Невский пятачок - это плацдарм необходимый для деблокирования Ленинграда. Кусок оттяпанной с боем территории у противника на берегу для развития наступления и в первую голову наведения переправы. И если первым охренеть как тяжело захватить плацдарм и удержать, то последующим куда легче. Для немцев же этот плацдарм был ножом в глотке, и делалось все, чтоб наших оттуда сбросить.

Потому получается следующее:

Со стороны наших на плацдарм перебрасывались только часть соединений - в первую голову пехота и танки. Все тылы оставались на этом берегу, до постройки переправы. Ни на одном фото не видал на Невском ни грузовиков, ни полевых кухонь, ни серьезной артиллерии. Объяснение простое - все стояло за речкой и артиллерия как раз работала с правого берега, потому считать целиком по штату все части и подразделения - не выходит. Даже боевые подразделения не все там находились - например, саперы в основном базировались на правом берегу.

Со стороны немцев была первоочередная задача наших с этого плацдарма любой ценой сбросить. Потому контратаковали (только в последние 4 месяца - 300 раз, не забыли?) - под огнем наших с этого берега. То есть была нормальная артиллерийская обоюдная мясорубка с постоянным переходом на 'крысиную войну', как немцы называли рукопашную резню в окопах. Немцы в мемуарах сравнивали это в Верденом (были еще те, кто и Вердена хапнул), а не с той идиллией, что нам рисуют - немцы без напряги косят сотни тысяч тупых совков и если и есть у них потери - то разве что от сошедших с ума от гуманизма пулеметчиков. Такого здесь не было, был второй Верден... Десантники парашютисты из Критской бригады толковали, что лучше три раза прыгать на Крит, чем один раз драться тут. К слову - перебрасывать по воздуху самолетами элиту воздушно-десантных войск, чтоб сунуть фалльширмягеров затычкой в оборону перед Невским пятачком - тоже говорит о полнейшем безразличии немцев и ненужности им пятачка, не так ли?


Теперь пару слов о кольце блокады. При наступлении в направлении Невского пятачка для соединения с нашими войсками требовалось пройти всего 10 километров.
Всего десять километров. С уже готовыми коммуникациями, по которым в мирное время Ленинград и снабжался.
Во всех остальных направления - счет шел на сотни километров бездорожья.
После неудач на 'бутылочном горлышке' наше командование попыталось прорвать блокаду несколько иначе - через Любань. Кончилось это трагедией 2УА в Любанской операции. Хотя прошли наши солдаты куда больше 100 километров, но оказалось, что растянутые коммуникации и немецкий аэродром в Кречевицах быстро сорвали снабжение армии.
Выгодно прорываться вдоль берега Ладожского озера?
Безусловно.
Нужно прорывать блокаду?
Безусловно.

Потому трепаться о никчемности возни за плацдарм может только идиот. Учитывая тот же Киришский плацдарм - скорее даже не идиот, а подлец, причем прекрасно понимающий свою подлость.

Вывод 4. Утверждение, что никому этот пятачок не был нужен, это бездарное и тупое истребление наших людей - злонамеренная ложь. Невский пятачок был необходим для прорыва блокады и свою роль сыграл. Тем более, что тогда - в 1941 году люди, дравшиеся на пятачке были куда как мотивированы - их родные, знакомые, соседи и друзья жили в блокированном городе и любой понимал, что зимой без снабжения будет очень худо. Многие отлично помнили голод 20 годов. Именно потому пленных на пятачке немцы брали крайне мало. Именно потому тогда большинству воевавших было ясно, что они делают. Да и послезнания у них не было.

И напоследок: 'На один квадратный метр земли пятачка приходится по 5, 10, 17 убитых советских воинов'.

Просто берем и считаем - в пределах арифметики для 3 класса средней школы.
Площадь Невского пятачка: 2,5 км на 0,5 км получается 1 250 000 метров квадратных.
Вот например в 'Красной звезде написали', что на каждый квадратный метр приходится 10 погибших красноармейцев. Итого там пало 12 500 000 красноармейцев... Продолжаем.

Лежащий человек грубо занимает 0,495 метра квадратного. Это они что вал сложили? По всей площади пятачка? Я специально размещу фотографию, иллюстрирующую как бы это могло смотреться.

Вывод 5. Рассказы про 5, 10, 17 бойцов, погибших на каждом метре Невского Пятачке простительны были писателю Лукницкому - он первый ляпнул таковое про 17 человек на метр. Но уже тогда ему указывали на бредовость этой фразы. Однако он писатель, не историк. Вот когда люди, величающие себя историками такое говорят - это показывает, что историки не владеет арифметикой за 3 класс...

Сейчас всякая парахта может гадить на могилы. Рассказывать про бессмысленные и никчемные потери с десятками нулей, воспевать Великогерманских освободителей и плевать в гнусных совков. Делается все это с вполне отчетливой задачей - нас готовят к употреблению, 'опускают'. Мы должны понимать, что наша история мрак и грязь, наши предки дураки и падаль и все у нас всегда было плохо. Чтоб мы не сопротивлялись, когда нас будут в очередной раз покорять. Сломанного морально, не уважающего себя, униженного гораздо проще обобрать и поиметь. Именно для этого работают неустанно естореги.

Наша задача - помнить, что было на самом деле. И не становится теми идиотами, что радостно поливают сами себя любезно выданным подлецами говном.

От себя замечу, что копаясь в информации по Невскому пятачку такого нашел, что теперь понимаю, насколько наши предки были толковее и храбрее нас. Если читатели не против - потом здесь размещу несколько описания ряда совершенно фантастических с нынешней точки зрения Поступков защитников моего города.

Вот как этот, например:

А в начале декабря произошел случай, уникальный по любым меркам. Т-34 из 107-го танкового полка, находясь на острие атаки, подорвался на мине у переднего края немцев. Пришедшие в себя танкисты разглядели неподалеку еще пару замерших 'тридцатьчетверок' (третья горела). Помощи ждать не приходилось. Немецкую пехоту несколько раз отгоняли пулеметным огнем. К ночи бой стих, и экипажу удалось осмотреть повреждения танка снаружи. Левая сторона оказалась сильно повреждена: оторван ленивец, разбиты ведущее колесо и один из катков. Справа просто разорвало гусеницу. Связь со штабом отсутствовала. Наводчик орудия Логинов предложил товарищам остаться в танке и поддержать своих огнем при повторной атаке. Стрелок-радист Юденко и получивший ранение механик-водитель Котов согласились. Ночью неподалеку велась стрельба, но к танку никто не подходил. Как потом выяснилось, командир полка послал группу из трех человек выяснить судьбу экипажа, но они наткнулись на немцев, пришедших с теми же целями. Поскольку танкисты никак не отреагировали на стрельбу, разведчики сочли их погибшими, а немцы приняли бойцов за отходящий экипаж и тоже потеряли интерес к подбитой машине.

В итоге насквозь промороженный танк простоял перед вражеской линией обороны 77 часов! У трех танкистов не было ни еды, ни воды. На третью ночь экипажу удалось закончить ремонт одной гусеницы, и наутро они предприняли попытку вернуться к своим. На рассвете дизельный двигатель прогрели факелами. Когда же он завелся, Логинов открыл стрельбу в упор по блиндажам и орудийным позициям (он успел хорошо изучить их расположение). А поскольку у немецких орудий в столь ранний час даже не было расчетов, танкист безнаказанно перестрелял их, как мишени в тире. Наконец двигатель прогрелся, и механик-водитель стронул танк с места. Обратный путь длиной всего в полтора километра занял несколько часов. С нашего переднего края заметили странное движение танка зигзагами и, поняв, что происходит, вызвали заградительный огонь по траншеям противника. После возвращения к своим танкистов наградили орденами. Удача не покинула их и позже: все трое продолжили воевать и встретили Победу.

А вот интересный кусок на тему того, что тонули четыре лодки из пяти. Это к слову тоже миф, потому как бесконечного запаса лодок в Ленинграде не было. И переправы обеспечивали одни и те же люди - об этом уже я писал раньше. Вот еще одно свидетельство: "Все наши пристани переправ правого берега Невы находились под наблюдением противника, а следовательно, под хорошо скорректированным артиллерийско-минометным огнем. Зеркало воды дополнительно простреливалось, прошивалось фланговыми пулеметными огнями справа из района Арбузово и слева из района 8-й ГРЭС. Старший лейтенант Айзенштад, не теряя времени даром, ввел меня в обстановку. Докладывал он грамотно, четким военным языком: - Прямо перед нами Московская Дубровка, от нее остался только разбросанный кирпич. Передний край противника проходит: северная окраина Арбузово, далее по дороге в направлении северо-западная окраина 1-го Городка и упирается в урез невской воды. Его основные опорные узлы: [39] на правом фланге - Арбузово, на левом - 8-я ГРЭС, в центре между песчаными карьерами просматривается перекресток грунтовых дорог, мы его называем 'пауком' - он отлично пристрелян противником и нашими артиллеристами и минометчиками, все стараются его обойти. В центре, в направлении 'паука', наступает 20-я стрелковая дивизия полковника Иванова, на правом фланге виднеются остатки Арбузово, за его северную окраину ведут бои части 265-й стрелковой дивизии полковника Буховца.
Наша 86-я стрелковая дивизия на левом фланге, прямо против нас, наступает в направлении 1-го Городка. С соседних пристаней началась переправа. Отдельные лодки проскакивали пятисотметровое расстояние за 10-12 минут. Противник почти каждую лодку брал в огневую вилку. Снаряды и мины разрывались то сзади, то спереди, то справа, то слева. - Пора и нам переправляться, - сказал старший лейтенант. Он окликнул кого-то в сгустившейся темноте. Появился пожилой боец. Гимнастерка топорщилась на его сутулых плечах. Было видно, что раньше ему не доводилось носить военную форм

Гость 26.12.2017 в 10:30

arifmetik

Давыдова Ильхамия 27.01.2019 в 17:30

дед моего мужа воентех 1 ранга 107 отп получил на невск.пятачке ранение- потеря кисти руки.затем госпиталь .какой не известно.а уж оттуда пропал без вести александров георгий иванович из питера окт.рвк 1908 г.р.янв. м-ц что делать сэтим ?